История создания, испытания и применение ядерного оружия


 
 
 

Индийская ядерная программа: начало ядерных разработок Индии (1944 - 1960).

Исторические предпосылки.

    Окончание второй мировой войны кардинально изменило мировой порядок - изменились нации и отношения между нациями, появились новые технологии, в корне изменившие картину военного противостояния. На протяжении двух лет и двух месяцев, с 1945 по 1947 года произошли три важных события, чьи отголоски несут угрозу ядерной войны в Южной Азии.
    Эти три события - в хронологическом порядке - образование ООН 26 июня 1945; драматическая демонстрация разрушений, на которое способно даже несовершенное ядерное оружие в августе 1945; и пагубное разделение Британской Индии на современные Индию и Пакистан в полночь на 15 августа 1947.
    Совершенно ясно, что последствия разделения - сейчас ключевая движущая сила ядерного противостояния между Индией и Пакистаном. Британское решение разделило на части тысячелетие единый регион, вызвав массовую религиозную резню невиданных ранее масштабов и оставив неразрешенным вопрос борьбы за Кашмир - преимущественно мусульманский регион, принадлежащий индуистской Индии. Приграничные перестрелки, продолжающиеся уже более полувека, три раза перерастали в полномасштабные войны (в 1947, 1965 и 1971), давшие сильное желание разработать могущественное оружие для получения преимущества над противником или, для другой стороны, восстановления равновесия.
    Еще одна индийская мотивация к овладению ядерным оружием, менее часто обсуждаемая на Западе - потенциальная угроза со стороны ядерного Китая, стремящегося стать региональным лидером и имеющего общую границу с Индией. Существуют разногласия, охватывающие более 80000 кв. километров этого пограничного региона:
 
  • оккупированное Китаем плато Аксайчин, рядом с Ладакхом в Кашмире;
  • Китай претендует на занимаемую Индией северо-восточную часть границы.

  •  
        Эти территориальные споры, наследие британского правления, вылились в индийско-китайскую войну 20 октября 1962 года, когда Китай начал массированную атаку на Индию. Индийские силы оказались слишком слабы и плато Аксайчин перешло в китайские руки. Индия, сохранявшая теплые отношения с Советским Союзом надеялась на его помощь, однако СССР занял позицию Китая, отказав в поддержке. Тогда премьер-министр Неру обратился за помощью к США. Но до того, как ВВС США смогли развернуться в Индии, Китай остановил наступление 21 ноября и частично отступил, правда продолжая удерживать регион Аксайчина, захваченный при первом наступлении. Возможно, последствия данного инцидента привели к тому, что Индия несколько разочаровалась в СССР как в союзнике и приобрела глубочайшее желание не допускать такого урона от Китая в будущем.

    Ядерный арсенал Индии


        Наконец, даже еще менее хорошо известный фактор - это старая кампания по достижению международного влияния, соответствующего величине Индии и ее важности на протяжении всей истории как одной из основных мировых цивилизаций. Со времен основания ООН в 1945 году состав Совета Безопасности, наиболее влиятельного и мощного международного органа, был фиксирован и с тех пор никогда не изменялся. По иронии истории, Индия не была независимой страной на тот момент, ее единственной возможностью на представительство в конференции была администрация Черчилля, которая сильно сопротивлялась стремлению Индии к независимости. Как результат - Китаю, со сходным географическим положением, численностью населения и состоянием экономики - было дано место постоянного члена Совета Безопасности, а Индии - нет. Когда обсуждался вопрос состава Совбеза, ядерное оружие только создавалось, но через некоторое время пять его государств-членов обзавелись ядерным, затем термоядерным оружием. С подписанием Договора о нераспространении ядерного оружия в 1970, де-факто принцип, что постоянные члены Совета Безопасности и "ядерный клуб" - одно и то же, твердо установился.
        Ключевая важность желания Индии утвердиться как мировая держава при продвижении ядерной программы, даже перекрывшая рассмотрение военной необходимости и необходимости устрашения подчеркивается замечаниями бывшего главы оружейной программы Раджы Раманна:
        "Среди нас даже не обсуждалось, должны ли мы сделать бомбу. Более существенно было как создать ее. Для нас это было дело престижа, достойного нашего древнего прошлого. Вопрос использования ЯО как средства устрашения и сдерживания пришел много позже. К тому же, мы, как индийские ученые, были обязаны показать западным коллегам, бывшим в небольшом количестве среди нас в те дни, что мы тоже способны сделать это." [Ченгаппа 2000; стр. 82] Таким образом, не должно быть неожиданностью, что Индия, занимающая третье место (наряду с Германией) среди крупнейших мировых экономик и скоро станущая самой населенной державой мира, заключила, что чтобы занимать должное место в мировых делах она должна также стать членом ядерного клуба.

    Начало индийской ядерной программы.

        Индийские работы в области ядерной науки и технологии были начаты удивительно рано. Первые шаги были предприняты Хоми Джеханжиром Бхабха в марте 1944, когда он отправляет предложение в трест сэра Дораба Тата (созданный дядей Бхабха - сэром Дорабом Татой) об учреждении ядерного исследовательского института, за три года до обретения независимости и за год до первого испытания ЯО. Это приводит к организации Института фундаментальных исследований им. Тата 19 декабря 1945 с Бхабха в качестве первого директора. Новое правительство Индии приняло Акт по атомной энергии 15 апреля 1948 года, ведущий к образованию индийской Комиссии по атомной энергии (ИКАЭ) менее чем через год после обретения независимости. В то время премьер-министр Пандит Джавахарлал Неру заявил:
      "Мы должны использовать эту атомную энергию не для войны - я уверен, мы должны применять ее только в мирных целях. ... Конечно, если мы как нация будем вынуждены применить ее для другого, вероятно не ханжеские мнения кого-либо из нас остановят государство от использования этого пути."
        Эта двойственность в речи Неру предзнаменовала его политику в ядерных исследованиях на следующее десятилетие. Неру завоевал заметную роль в международной политике, основывая Движение неприсоединения и поддерживая ядерное разоружение. Однако, он отказался закрыть для индии возможность создать ЯО пока остальные страны сохраняли ядерные арсеналы и одобрял программы направленные на поддержку индийского военного потенциала.
        В 1954 году индийская ядерная программа началась двигаться в направлении, которое в конечном счете привело к установлению ядерного потенциала. 3 января 1954 года Комиссия по атомной энергии решает организовать новое учреждение - Институт по изучению атомной энергии, Тромбэй, позднее ставший "индийским Лос-Аламосом". 3 августа 1954 создается министерство атомной энергетики, во главе с Бхабха. Это министерство напрямую подчиняется премьер-министру и существует и по сей день.
        Программа развивалась быстро. Атомный бюджет увеличился двенадцатикратно с 1954 по 1956 года. К 1958 министерство расходовало одну треть индийского научно-исследовательского бюджета. К 1959 году в Институте по изучению атомной энергии работало около тысячи ученых и инженеров.
        В 1955 году началось сооружение с британской помощью первого индийского реактора, 1-мегаватного исследовательского реактора "Апсара". В сентябре 1955, после более чем года переговоров, Канада согласилась поставить Индии мощный 40-мегаваттный исследовательский реактор. Согласно программе администрации Эйзенхауэра "Мирный атом" США согласились поставить 21 тонну тяжелой воды для него в феврале 1956, таким образом сложилось название реактора "Cirus" - Canada-India Reactor, U.S.
        Приобретение Cirus'а было переломным моментом на пути к индийской атомной бомбе. Хотя продажа состоялась с условием, что реактор может быть использован только для мирных целей (по крайней мере контракт с тяжелой водой оговаривает это явно), она прошла ранее установления международной политики в отношении регулирования передачи таких технологий и без условия инспекций. И в действительности, Индия тщательно позаботилась, чтобы никто не мог регулировать работу реактора. Индия отказалась от канадского топлива и развернула программу производства природного уранового топлива для Cirus с тем, чтобы полностью контролировать выработку плутония на нем.
        Реактор имел конструкцию, идеальную для производства оружейного плутония и обладал удивительно большими исследовательскими возможностями, на нем можно было производить достаточно плутония для одной-двух бомб в год. Приобретение Cirus было особенно нужно Индии для обеспечения возможности создания оружия; на нем был выработан плутоний для первого индийского ядерного испытания в 1974; он стал прототипом для более мощного индийского реактора "Дхрава" для получения плутония; и на канадском реакторе выработано около половины плутония, который, как считается, есть в распоряжении Индии. Эта продажа в дальнейшем создала прецедент на передачу подобных технологий, который вскоре очень помог Израилю в получении от Франции своего реактора для наработки плутония.
        Институт по изучению атомной энергии, Тромбэй, формально был открыт премьер-министром Неру 20 января 1957 года. Он обрел свое современное название - Атомный исследовательский центр им. Бхабха 12 января 1967 года, когда Индира Ганди переименовала его в память погибшего в авиакатастрофе 24 янаря 1966 Х. Д. Бхабха.
        Апсара, заправленный обогащенным ураном из Великобритании, перешел в критичное состояние 4 августа 1957, став первым действующим реактором в Азии, за исключением реакторов Советского Союза (хотя и всего на несколько дней ранее первого японского реактора). Cirus достиг критичности 10 июля 1960.
        Вследствии изобилия тория (возможного топлива для бридерных реакторов), но ограниченных запасов урана, с самого начала своей ядерной программы Индия всегда делала особый акцент на разработку топливных циклов для бридерных реакторов. Такие раекторы требуют для своей работы высокообогащенное ядерное топливо: как то высокообогащенный уран или плутоний. Это дает мирное оправдание для разработок мощностей по отделению плутония, но главной движущей силой создания первых индийских перерабатывающих предприятий была возможность обретения ядерного оружия.
        В июле 1958 года премьер-министр Неру одобрил проект "Феникс" по строительству завода с мощностью 20 тонн ядерного топлива в год - в соответствии с производственной мощностью Cirus'а. Предприятие основывалось на созданной в США технологии Purex, проект был подготовлен американской фирмой Vitro International. Создание плутониевого завода началось в Тромбее 27 марта 1961, а в строй он введен был в середине 1964.
        В этот же период создавалась и индийская мирная атомная программа. Переговоры с американскими фирмами по созданию в Индии первой АЭС в Тарапуре велись в 1960-61 гг.
        Интересное происшествие бросает свет на мысли Неру и Бхабха в то время. В 1960 году Кеннет Николс, бывший армейский инженер, сыгравший значительную роль в Манхэттенском проекте, представлял Вестингауз в переговорах по строительству атомной электростанции. В разговоре с Неру и Бхабха, Николс рассказывает, что Неру повернулся к Бхабха и спросил:
        "Можешь ли ты создать атомную бомбу?". Бхабха ответил что да и в ответ на следующий вопрос Неру о времени, он предположил, что может потребоваться около года для этого. ... Он заключил обращением к Бхабха "Что ж, не делай ее, пока я не скажу тебе". [Перкович 1999; стр. 36]

    На главную